komariv (komariv) wrote,
komariv
komariv

Category:

Взрыв ракеты: две точки зрения

Когда при создании книги требовалось найти описание взрыва ракеты в 60-м ракетном полку, удалось выйти на главного инженера полка Эдуарда Владимировича Андрикевича, который тогда служил в первом дивизионе. Он поделился своим рассказом как очевидец трагедии. Письмо Эдуарда Владимировича Ваш покорный слуга показал Сергею Николаевичу Ермолину, в прошлом заместителю начальника штаба 29 ракетной дивизии по боевому управлению. Его вердикт был категоричен: воспоминания в таком виде вставлять в книгу нельзя!

В итоге рассказ в издание не попал, а позже Сергей Николаевич прислал свои подробные замечания.


(Источник фото)

Ниже с разрешения Андрикевича Э.В. и Ермолина С.Н. публикуются как рассказ о трагедии, так и его разбор. Рассказ ценен образной картиной последствий взрыва. Его разбор - это, среди прочего, пример, как нужно аргументировать свою позицию.

Андрикевич Э.В.
В конце июля 1976 г. в полк прибыл новый командир полка Василенко. 4 августа я пришел в штаб получать отпускные документы, и в это время прозвучал сигнал тревоги, пришлось бежать на боевую стартовую позицию (БСП).

Василенко решил проверить боевую готовность 1-го дивизиона, командиром которого был м-р Марчук. Учения проходили по схеме 2+2, т.е. 2-я и 4-я батареи с заправкой ракетным топливом, а 1-я и 3-я всухую. Учебная ракета, пригодная для заправки, в дивизионе была одна. Первыми заправлялась 4-я батарея, командир м-р Cамохвалов, пенсионного возраста. В 10.00 заняли полную БГ, затем поступила команда на пуск. Началась заправка в 11.30. После 4-й батареи должны были получить ракету мы. Жара стояла невыносимая, до 30 градусов. Мой комбат КЕРГЕЛЬ П.П. послал меня одолжить в 1-й батарее несколько защитных костюмов, так как у всех была одна рвань, хорошие и новые костюмы офицеры и прапорщики растащили для рыбалки. Не успел я отйти от своей БСП на 30-40 метров, как раздался глухой взрыв. Я подумал, что пролетает самолет, поднял голову вверх - и тут раздался мощнейший взрыв, появилось пламя в виде атомного гриба высотой 60-70 метров над лесом. Я быстро вернулся на свою БСП, навстречу мне со стороны 4-й батареи бежали офицеры, прапорщики, солдаты. У всех ужас на лицах, а вокруг все пылало. Начались глухие хлопки, это взрывались шины колес. Я одел защитную одежду, противогаз, заставил одеться водителя водообмывщика ефрейтора (фамилию забыл) и мы поехали в сторону 4-й батареи. Огонь уже был высотой 6-8 метров, но полыхала вся БСП, горела вся техника (заправщики, установщик, КРАЗы, БАТы), выгорало топливо ракетное и горючее в баках. Ракеты практически не было, она испарилась. Остались только камеры сгорания на пусковом столе, и головная часть в 35-40 метрах от ПУ, на валу. Мы вдвоем начали тушить огонь с 8т311, под давлением воды начали лопаться пожарные рукава. Одно гнилье.

Взрыв произошел в 13.20, а к 14.00 прибыло все командование 43 Ракетной армии, во главе с В.С. Неделиным. Со всех дивизионов прибыли нейтрализационные машины 8т311 и пожарки, но пламя погасить не удавалось, рукава пожарные лопались как мыльные пузыри. Вдруг примчала пожарка на базе Урал-375 из Браилова, за 10 минут пеногасителем они подавили весь огонь. Правда, когда разобрались что это гражданские, их тут же арестовали особисты. Василенко послал меня посмотреть, что лежит на кожухе пневмощитка стартового (ПЩС), там я увидел обугленный труп солдата. Сняли труп, открыли кожух, проверили положение вентилей на ПЩС. Оказалось что ДПК 030 (предохранительный клапан бака перекиси водорода) закрыт, а вентиль подачи воздуха открыт. Как потом выяснилось, инструктор полка дал команду механику ПЩС для скорейшего слива перекиси наддуть бак, что категорически было запрещено. Давление 230 атмосфер разорвало бак и стенки ракеты - она сломалась. 18 тонн азотной кислоты и 11 тонн горючего сделали свое дело. Солдат, который погиб, находился на верхнем мостике установщика, выполнял операцию по арретированию НС головок, что тоже было запрещено во время слива компонентов ракетного топлива (КРТ). Во время взрыва несколько человек получили ожоги азотной кислотой, но незначительные.

На следующий день я убыл в отпуск, а вернувшись, узнал, что в происшедшем обвинили солдата. Якобы он погиб по причине недисциплинированности, хотя на самом деле его послал туда начальник отделения. А раз так, то родителям ничего не причитается. Начальника 2-го отделения отдали под суд (7 лет), вышел на свободу года через полтора-два и стал большим начальником в Виннице. Кстати, до происшествия он был всего неделю в должности и поэтому всех тонкостей отделения не знал, но нужен был козел отпущения. Начальник отделения погибшего солдата был переведен в инструкторскую группу армии, т.е. на повышение. Командира батареи уволили из армии, но благодаря связям через месяц отправили служить в ТРБ при нашей же части, где он автоматически начал получать в два раза большее денежное содержание. Служил он еще лет пять, хотя давно должен был быть на пенсии. Инструктор, давший команду на наддув бака, тоже ушел на повышение в штаб армии. Сняли с должности командира дивизиона м-ра Марчука и перевели в 3-й дивизион на более оплачиваемую должность. Сняли с должности командира полка и перевели на более оплачиваемую должность в штаб армии. Многие офицеры штаба армии получили награды, благодарности за якобы геройские действия во время ликвидации. Даже те, которые вообще не знали, где находится полк.

Некоторые фамилии я не назвал специально. Думаю, они себя узнают.


Ермолин С.Н.
Вообще говоря, странно, что это писал главный инженер полка. Насколько я понимаю, в то время свидетель происшествия был заместителем командира 2-ой батареи по техчасти. Не думаю, что заместитель командира стартовой батареи мог знать замысел командира полка и вообще план боевой подготовки полка, где спланированы на год все мероприятия по поддержанию боевой готовности полка, в том числе и комплексные занятия (КЗ), и КЗ с заправкой, и тактико-специальные учения (ТСУ) с дивизионами. ТСУ с дивизионом требует соответствующей подготовки всех служб полка и так просто по желанию командира полка не проводится, тем более с реальной заправкой. Кроме того, если проводится ТСУ, то должны участвовать в нем все стартовые батареи, а не поочередно, и для этого в дивизионе должно быть четыре учебные ракеты. Таким образом, КЗ с заправкой могла проводить только одна стартовая батарея, если в полку была только одна учебная ракета под заправку. За все время службы я не знаю ни одного случая проведения ТСУ с дивизионом или полком при проверках самыми высокими комиссиями, чтобы проводился второй пуск ракет. Поэтому такой вариант исключим из рассмотрения.

Возможно, ТСУ было плановым, просто заместитель командира стартовой батареи не знал об этом, но тогда непонятен замысел ТСУ с поочередным проведением КЗ батареями. Таких ТСУ не бывает. Возможно, командир полка решил использовать плановые проведения КЗ батареями дивизиона, для проверки общей проверки подготовки дивизиона занимать боевые посты личным составом всех стартовых батарей, из которых две батареи продолжали дальше проводить КЗ по плану, а две батареи ждали своей очереди для проведения КЗ после того, как проведут условный пуск две первые батареи, займут исходное положение постоянной боевой готовности и передадут учебные ракеты ожидающим батареям. Следует сказать, что КЗ с заправкой так, с бухты-барахты, не проводятся. КЗ с заправкой должен предшествовать подготовительный период, включающий проверку специальной подготовки личного состава с последующим допуском личного состава к КЗ с заправкой приказом командира полка, проверку защитных средств личного состава и окуривание личного состава хлорпикрином для проверки защитных свойств противогазов, такая же подготовка АСК – аварийно-спасательной команды дивизиона, а она была нештатной и ее надо было заблаговременно скомплектовать, оснастить и проверить. Кроме того, на КЗ с заправкой ответственным мог быть только командир полка или его заместители – первый заместитель (иногда его называют заместителем командира полка по строевой) и главный инженер полка. Само собой разумеется, что на каждом КЗ должна быть инструкторская группа. Поскольку в дивизионе работали поочередно по две батареи, то таких групп должно было быть минимум две. Понятно, что на КЗ с заправкой должна была быть инструкторская группа полка, а на КЗ без заправки могла быть только инструкторская группа из другого дивизиона. Свидетель как-то обошел вопрос об инструкторских группах и, главное, об ответственном от полка на КЗ с заправкой. Возможно, он этого и не знал. Но неужели командир полка пошел на проведение КЗ с заправкой без подготовки? Сомнительно. Мне трудно представить себе это. Я все же думаю, что КЗ и с заправкой, и без заправки проводились по Плану поддержания боевой готовности полка и все положенные мероприятия перед проведением КЗ с заправкой были выполнены. Но почему об этом ничего не говорит заместитель командира батареи, которая должна была проводить КЗ с заправкой и должна была пройти соответствующую подготовку? А у них в батарее вдобавок ко всему и защитные костюмы были якобы рваными. Можно у свидетеля спросить: а чем занимались две стартовые батареи, пока другие две батареи проводили КЗ? Вернулись в казармы и учебные корпуса для проведения занятий или несколько часов били балду на БСП в ожидании своей очереди на проведение КЗ?

Ладно, оставим на время ТСУ и посмотрим, как развивались события в дивизионе по словам автора. Он пришел в штаб полка за отпускными документами и в это время прозвучал сигнал тревоги. Рабочий и учебный день в полках и дивизионах РСД начинался в 9.00. Значит, автор пришел в штаб полка, по крайней мере, в 9.00, и в это время прозвучал сигнал тревоги. То есть ТСУ началось в 9.00. Пока все развивается логично. Но непонятно какой сигнал прозвучал в штабе полка? В штабе полка никаких устройств для подачи звуковых сигналов не было. Наружные звуковые сирены для объявления тревоги в дивизионах были запрещены, чтобы не демаскировать звуками сирены, слышимыми за пределами дивизиона, дивизион и проводимые в нем мероприятия. В казармах звучал звонок и загорался на табло красный транспорант «Тревога» или «Занять боевые посты» - сейчас точно не помню, ну и, конечно, дублирование по телефону. Думаю, что никакого сигнала автор не услышал, просто, когда он пришел в штаб полка, то ему кто-то сказал, что дивизиону объявлена тревога. И он побежал на БСП, чтобы выполнить первый пункт боевого графика – Занять боевые посты, который касался всех батарей – и реально проводящих КЗ, и ждущих своей очереди. Если ТСУ проводилось внезапно командиром полка, то каким же образом батареям стало известно, какие из них работают, а какие – нет?

Но вернемся на БСП 1-го рдн 60 рп. Автор пишет, что Полную боевую готовность батареи (очевидно, те, кто имел учебные ракеты и реально проводил КЗ) в 10.00, то есть ТСУ началось в 9.00, а уже в 10.00 была занята Полная боевая готовность. Вообще-то говоря, для перевода стартовых батарей из готовности Постоянной, в которой они находятся, в готовность Полную требуется 3 часа 20 минут. Таким образом, Полная боевая готовность могла быть занята не позднее 12 часов 20 минут. Если они занимали Полную боевую готовность, то заправка (окислителя) могла начаться  через 2 часа 34 минуты, то есть в 11 часов 34 минуты. Это время практически совпадает с временем, указанным автором, но никак не совпадает с предыдущими его заявлениями, что Полная боевая готовность была занята в 10.00, а потом поступила команда на пуск. Сплошные несуразности автора. Во-первых, физически не могут стартовые батареи занять полную боевую готовность за один час (С 9.00 до 10.00), во-вторых, в процессе занятия Полной боевой готовности ракеты заправляются основными КРТ – окислителем и горючим, то есть, если следовать автору, то к 10.00 ракета была уже заправлена, а он пишет, что заправка началась в 11.30, в-третьих, если ракеты находились в Полной боевой готовности и поступила команда на Пуск, то время Пуска из Полной боевой готовности – всего 22 минуты. Основные компоненты в Полной боевой готовности заправлены, при подготовке Пуска заправляются только пусковое горючее и перекись водорода.

Возможно, автор перепутал и в 10.00 батареи заняли готовность Повышенную? Но для занятия Повышенной боевой готовности из Постоянной одного часа мало, требуется 2 часа. И Повышенная боевая готовность могла быть занята только в 11.00. А дальше поступила команда на Пуск из Повышенной боевой готовности, но при Пуске из Повышенной боевой готовности заправка начинается через 1 час 14 минут, то есть заправка окислителя должна была начаться после 12 часов 14 минут, но никак не ранее. А Пуск батареи произвели бы только в 12 часов 55 минут при условии, что команда на Пуск была дана в 11.00 сразу после занятия Повышенной боевой готовности, чего обычно на ТСУ не бывает, потому что после занятия той или иной боевой готовности проверяется исходное положение техники и организация боевого дежурства в батареи. Даже, если этого ничего не проводилось все равно начать слив компонентов из ракеты в 13.20 (ведь автор пишет, что взрыв произошел в 13.20 во время слива перекиси) невозможно. Чтобы начать слив компонентов нужно время на подготовку, на подгон и расстановку средств заправки, развертывание заправочных коммуникаций и стыковку наполнительных соединений к ракете. На все это нужно не менее одного часа и даже больше. Таким образом, при таком варианте событий (пуск из повышенной боевой готовности) слив мог начаться только после 14.00.

Думаю, что на ТСУ батареи проводили пуск из Постоянной боевой готовности. И такой вариант хорошо стыкуется с двумя базовыми показателями, приведенными автором, - временем начала заправки и временем взрыва (фактически временем начала слива перекиси). Как это выглядит по времени. Начало ТСУ в 9.00 – проведение пусков ракет из Постоянной боевой готовности. В этом случае начало заправки в 11.34, время проведения Пуска – 12.15. Подготовка к сливу и начало слива в 13.20. Если взрыв произошел в 13.20, то других вариантов нет. Вариант, когда батареи занимали Полную боевую готовность из Постоянной не проходит, потому что по графику они заняли бы Полную боевую готовность в 12.20. Пуск из Полной готовности  еще 22 минуты. Если взрыв произошел в в 13.20, то в этом случае не хватает времени на подготовку к сливу.

Я думаю, что замысел командира полка был следующий: проверка занятия боевых постов личным составом дивизиона и всех стартовых батарей. Для этого нужно всего 20 минут. Далее две батареи продолжили подготовку и проведения пуска из Постоянной боевой готовности, а две – ждали своей очереди, чтобы приступить к работе после освобождения учебных ракет. А вот где они ждали своей очереди и чем занимался личный состав этих батарей, должен был рассказать автор и свидетель ЧП. Но он не рассказал, а рассказал о том, что командир батареи послал его одолжить защитные костюмы в 1-ой батарее, потому что во 2-ой батарее защитные костюмы разворовали офицеры и прапорщики и в батарее осталась одна рвань. Непонятно, чем занималась в это время 1-я батарея? Проводила КЗ или, как и 2-я батарея, находилась в ожидании своей очереди на работу. Автор ничего об этом не сказал и остается только догадываться, какая батарея работала в первой очереди вместе с 4-ой батареей. Предположим, она проводила КЗ. Как тогда она могла отдать свои защитные костюмы 2-ой батарее? Предположим, она не проводила КЗ, а, как и 2-я батарея ждала своей очереди работать. Как она тогда могла отдать свои защитные костюмы 2-ой батарее, а в чем бы работала она? В рванье? И почему в 1-ой батарее не разворовали защитные костюмы, как во 2-ой? Там, что особые офицеры и прапорщики были, которые рыбалке предпочитали ловлю мух? Защитные костюмы, предназначенные для защиты личного состава от КРТ, совсем не подходят для любителей рыбной ловли и никогда для этого не использовались. Что нужно рыбаку? Высокие резиновые сапоги, соединенные с брюками по грудь, чтобы войти в воду по пояс и даже больше. А что представлял из себя защитный костюм? Куртку с капюшоном и брюки из ткани ПХВ (полихлорвиниловой), к которым придавались резиновые сапоги (брюки одевались поверх сапог), резиновые перчатки и противогаз. Костюм достаточно тяжелый и прочный. Не так-то просто его порвать, используя два раза в месяц на комплексных занятиях. Во всяком случае, я, который постоянно присутствовал на комплексных занятиях, рванья не видел. Добавлю, что костюмы находились в отделениях и каждый костюм был специально размечен краской с условным указанием отделения и номера расчета, которому этот костюм принадлежал. Получается, что офицеры и прапорщики крали костюмы у своих же солдат-номеров расчетов, за безопасность которых сами и отвечали? В общем не верю я в отсутствии костюмов в батарее по причине их кражи. Для рыбалки они не годятся. Были костюмы, которые годились для рыбалки, но в стартовых батареях никогда не использовались, если только при сдаче зачетов по химподготовке. Назывались эти костюмы Л-1 и предназначались для противохимической и радиационной защиты. Хранились они в казармах в ружейных комнатах вместе с автоматами и противогазами (общевойсковыми, заправочные противогазы находились на технике и в сооружениях БСП). Или в каптерках батарей. За их сохранность отвечал старшина и каптерщик. Общевойсковые противогазы после того, как появились специальные противогазы ракетчиков, тоже в стартовых батареях не использовались. Вот костюмы Л-1 офицеры и прапорщики могли использовать для рыбалки. Но не думаю, что старшина или командир батареи позволили бы разворовывать висящее на них имущество батареи.

Но вернемся на БСП 1 рдн. Произошел взрыв на 4-ом старте. Офицеры, прапорщики и солдаты побежали со старта. Один только автор смело двинулся в пекло и начал вдвоем с водителем водообмывщика тушить пожар, но пожарные рукава оаказались одним гнильем и начали лопаться под давлением воды. То, что пожарные брезентовые рукава могут лопаться под давлением воды это факт, особенно если это давление превышает установленные нормы в несколько раз, ведь водитель водообмывщика включил насос на полную мощность, так как опыта работы с использованием пожарных рукавов не имел. На КЗ не было необходимости разворачивать пожарные рукава для подачи куда-либо воды. Главная задача водителя водообмывщика на КЗ заключалась в том, чтобы немедленно подать воду для нейтрализации пролитого окислителя или перекиси, а для этого не надо было разворачивать пожарные рукава. Для этого имелся напорный резиновый шланг с брандспойтом на конце, который держал в руках водитель водообмывщика. Логично было бы автору вместе с водителем водообмывщика, подъехав к месту пожара, не разворачивать пожарные рукава, а взять в руки брандспойт, развернуть напорный шланг на полную длину, включить насос и начать поливать водой горящие агрегаты. К сожалению, хотя на водообмывщиках и был отсек для приготовления пены, реально мы не имели средств для приготовления пены и никогда не использовали этой возможности водообмывщика. Кроме того, погасить пеной горящий раствор окислителя и горючего НЕВОЗМОЖНО, так как для горения не нужен был атмосферный воздух, кислородный необходимый для горения содержался в окислителе – Азотной кислоте.

Автор один борется безуспешно с огнем, а где же в это время находится командование полка, дивизиона и командир батареи? Наблюдают со стороны? Странно, что при такой страшной катастрофе, так мало пострадавших. Автор не попытался объяснить этого, хотя, как главный инженер впоследствии, мог бы это сделать. Попытаюсь это сделать я за него. Полагаю, что после взрыва бака перекиси на ракете и разрушении вследствие этого двигательного и хвостового отсеков, произошло сначала проседание вниз баков горючего и окислителя, а затем падение корпуса ракеты баками горючего, окислителя и ГЧ на стартовую позицию в сторону от установщика приблизительно по оси «установщик-стол-тележка» с отрывом ГЧ от ракеты при ударе о бетон. Падению ракеты на установщик препятствовала поднятая стрела установщика с установленными на ней нижней и верхней площадками. Это спасло многих от гибели, потому что это место на старте в момент слива КРТ самое малолюдное. Там, как правило, нет людей, кроме случайных зевак. Очевидно, и АСК находилось на достаточно безопасном расстоянии от стола и ее не достала упавшая ракета. А личный состав заправочного отделения – расчеты окислителя и горючего, расположенные с левой стороны от ракеты и установщика, и личный состав двигательного отделения и расчет перекиси, расположенные с правой стороны от стола и установщика, успели сбежать.

Кто руководил ликвидацией катастрофы, какие силы и средства были привлечены, автор умалчивает, но ведь это очень важно для понимания реакции командования на ЧП. Автор пишет, что в полк практически немедленно прибыл командующий 43 РА Неделин, но не указывает, кто прибыл с ним – какие должностные лица и службы и как они участвовали в работе. То, что прибыли обмывочно-нейтрализационные машины и пожарные машины из других дивизионов это логично. А сколько их было? Своих машин 8Т311 – 6 (два водообмывщика 4-ой батареи, очевидно, сгорели) плюс одна пожарная машина дивизиона. Из второго дивизиона – 6 водообмывщиков (2 водообмывщика, которые находились вместе с автоцистернами 8Г11 с перекисью, вряд ли, были отправлены на пожар) и одна пожарная мащина. Из третьего дивизиона – одна пожарная машина, водообмывщиков там не было. Итого: водообмывщиков – 12, пожарных машин – 3. Возможно была еще пара водообмывщиков из батареи подвоза КРТ. Но погасить огонь они так и не сумели, пока из Браилова не прибыла пожарная машина на базе УРАЛ-375 и пеной все погасила за 10 минут. Но тут же была арестована особистами полка. Возникает вопрос: каким образом гражданская пожарная машина попала на БСП дивизиона? Автор этого не знает, зато он знает, что особисты пожарных сразу арестовали. И, наверное, ему тут же доложили. Для ясности скажем, что во-первых,в полку был только один особист, а не особисты, а, во-вторых, военный контрразведчик, кем и являлся «страшный особист», вообще никакого арестовать не мог. В худшем случае он с помощью командования полка мог задержать нарушителей режима секретности и передать их территориальным органам КГБ, если они проникли на объект без разрешения командования полка, где с них просто бы взяли подписку о неразглашении. А в лучшем случае вместе с командованием выразил бы благодарность за помощь и попросил не болтать языком о произошедшем. Так, что оставим арест пожарных на совести автора.

Далее он пишет, что командир полка послал именно его посмотреть, что там лежит на кожухе ПЩС. Пожар потушен, в полку находится командующий армией с группой офицеров. Уже назначена армейская комиссия по расследованию ЧП, на позицию никто, кроме членов комиссии, не допускается. Весь личный состав удаляется с места происшествия до тех пор, пока комиссия не разберется в случившимся. Должностные лица, причастные к работе батареи по сливу, допрашиваются членами комиссии, производится тщательный осмотр местности и техники членами комиссии, при необходимости с привлечением должностных лиц батареи. А кто такой наш автор? Он, что член комиссии по расследованию, особа, привлеченная к командиру полка или его закодычный друг, которому он доверяет осмотреть неведомо откуда-то взявшийся обгорелый труп на кожухе ПЩС?

После этого на следующий день автор благополучно убыл в отпуск, а когда вернулся, то узнал, что в произошедшем обвинили погибшего солдата. Произошло ЧП – катастрофа со взрывом ракеты и гибелью солдата. Солдат, арретирующий головки НС в приборном отсеке ракеты, виноват во взрыве ракеты? Кто его обвинил? Обвинить может только суд. Его судили? Мертвых не судят. Если бы он, к счастью, остался жив, то его тоже бы не судили, потому что НИКАКОГО отношения ко взрыву ракеты он не имел. Кто виноват в его смерти на КЗ? В данном случае виноваты его командиры – одни, которые не руководили его действиями, или нарушали служебные инструкции, другие – кто допустил нарушения порядка и технологии при сливе КРТ из ракеты. А автору я скажу, что неважно по своей ли вине или не по своей вине погиб военнослужащий в мирное время в Советской армии, родителям ничего не причиталось, кроме пенсии по случаю потери кормильца, если они были на его иждивении или пенсионерами, пенсии полагались и его детям. И эти пенсии платил не командир полка из своего кармана, а государство в лице службы социального обеспечения. Командиры и начальники несли в любом случае дисциплинарную ответственность, если не несли уголовную ответственность. Понесли ответственность и причастные к ЧП должностные лица. Автор считает, что начальник 2-го отделения не виноват, он просто козел отпущения. А кто же тогда виноват в трагедии? Кто вместо начальника 2-го отделения должен был понести уголовную ответственность? Командующий армией, командир дивизии, командир полка, ответственный от полка на КЗ с заправкой (автор так и сказал, кто это был), командир дивизиона, начальник отделения? Все причастные в полку непосредственно к КЗ с заправкой понесли дисциплинарные наказания вполне в рамках установившейся практики. Возможно, взыскание получил и командир дивизии и даже кто-то из командования армии. Без текста приказа Главкома РВСН по этому случаю этого мы не узнаем, как и не узнаем подлинную причину взрыва ракеты (я пока не могу понять, как воздух высокого давления попал в бак перекиси, для это недостаточно держать открытом на ПЩС вентиль подачи воздуха высокого давления из 6-ти баллонки, он при сливе и должен быть открытым, чтобы были открытыми ДПК баков окислителя, горючего и перекиси. Закрытый вентиль ДПК 030, еще не свидетельствует о том, что в бак перекиси будет поступать воздух высокого давления. При сливе перекиси с закрытым ДПК 030 в худшем случае произойдет смятие корпуса бака перекиси, а в лучшем – просто слив замедлится. Каким образом был подан воздух высокого давления в бак перекиси? И даже если бы воздух высокого давления попал в бак перекиси, то должен был бы сработать ДПК 030, ведь он не только дренажный, но и предохранительный.

Вообще говоря, все понесли заслуженное наказание, Хотя автор и считает начальника 2-го отделения козлом отпущения, он понес заслуженное наказание за свои действия, приведшие к катастрофе. Были нарушения? Были. Командир батареи виноват? Безусловно. Он лично обязан был проверить исходное состояние ПЩС перед сливом КРТ. Увольнение из армии вполне адекватное наказание, но, люди не звери, и учитывая безупречную службу и предпенсионное состояние пошли навстречу и дали дослужить. Я не думаю, что он стал получать в два раза больше командира батареи, это все фантазии автора, получившего удар пыльным мешком антисоветизма и либерализма, думаю, что он был переведен в РТБ (автор пишет ТРБ, но какая ТРБ была в полках Р-12?) на капитанскую должность помощника командира РТБ по тылу, с окладом не выше оклада начальника продслужбы или вещевого снабжения в полку. Автор, перечисляя наказанных, не указывает должности, на которые они были перемещены, напирая на оклады, создавая впечатление, что наказанных, вообще говоря, и не было, были только фактически поощренные. Причем несет настоящую охинею, заставляющую сомневаться в его высокой должности главного инженера полка. Он пишет, что командира дивизиона Марчука перевели в 3-й (надо понимать, шахтный) дивизион на более оплаченную должность. Какая в дивизионе должность более оплаченная, чем командир дивизиона? Даже, если бы его перевели туда командиром дивизиона, его должностной оклад остался бы прежним. Сняли с должности командира полка и перевели его в штаб армии на более оплаченную должность, - пишет автор. Но должность не указывает, но точно знает, что она более оплаченная. Спрашивается, откуда в те времена, когда он был заместителем командира стартовой батареи, ему знать у кого, какие оклады были в штабе армии больше, чем у командира полка. Если знает, так сообщил бы. Чувствуется, что огорчен он и обижен, что его не наградили за героическое участие в ликвидации последствий ЧП.

Кстати, для главного инженера. Сделали свое дело не 18 тонн азотной кислоты и 11 тонн горючего, а 29 тонн окислителя АК27И и 7,4 тонны горючего ТМ-185.

Воспоминания о взрыве ракеты в том виде, в котором представлены, в книге помещать нельзя.

_
Tags: 60-й ракетный полк, Военные, Р-12, РВСН
Subscribe
promo komariv january 8, 2015 11:49 12
Buy for 100 tokens
Ракетные войска стратегического назначения, образованные 17 декабря 1959 года, стали самым молодым видом вооруженных сил Советского Союза. И самым секретным. Если о других видах и родах войск написано достаточно книг, существуют интернет-источники популярной направленности, то РВСН пока остались в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments