komariv (komariv) wrote,
komariv
komariv

Category:

Интервью с замполитом-ракетчиком

Виктор Петрович Черныш – подполковник в отставке, заместитель командира ракетного полка по воспитательной работе. Последнее место службы – полк межконтинентальных баллистических ракет УР-100Н УТТХ (15А35), называемых на Западе «Стилет». Дислокация – Хмельницкая область, Украина. В первой части Интервью Виктор Петрович расскажет об устройстве ракетного полка, о роли замполита в нем, о работе с личным составом, в том числе  о работе по недопущению неуставных взаимоотношений.


В.П. Черныш. Фото из личного дела.

Немного пояснений. Полк, вооруженный боевым ракетным комплексом семейства УР-100, имеет десять шахтных пусковых установок с межконтинентальными баллистическими ракетами. Они размещены на значительном удалении друг от друга с целью непоражения одним ядерным взрывом. Поэтому о таких комплексах говорят, что они имеют отдельный старт (ОС). Соответственно, полк называют полком ОС. В обиходе применяется словосочетание «ОСовский полк».
Командный пункт полка размещается в шахте, подобной ракетной. Дежурная смена находится под землей, или, как говорится, «внизу». Защита каждой ракетной шахты обеспечивается её устройством, а также техническими средствами охраны и расчетом охраны и обороны, состоящем из сержанта и солдата. Они несут службу в изолированном караульном помещении, оснащенном башенной пулеметной установкой.

Виктор Петрович сам начал наш разговор:Перед тем, как будем беседовать, хотелось бы обратить внимание, что кое-что может быть моим личным мнением и оценкой. Особенно что касается современной обстановки в Украине. Вы знаете, какая она сложная. Ведь сейчас уже январь 2015 года, а я закончил свою службу в РВСН 1 августа 1997 года.  Но как офицеру, несущему в прошлом боевое дежурство в качестве первого номера расчета на подземном командном пункте полка в течение 15-ти лет,  мне есть, что рассказать.

Расскажите о начале Вашей службы. Почему Вы избрали себе именно такой путь и как становятся замполитами?

Как-то сложилось с самого начала так, что у меня был интерес к истории международных отношений. Это как раз был период Вьетнамской войны. Потом Карибский кризис, где наши ракетчики практически остановили войну на Кубе. Кстати, из Гайсина и Хмельницкого там тоже военнослужащие были.
И я решил поступать в военное училище, выбрал военно-политический факультет. С 1967 года действовало постановление ЦК КПСС о создании военно-политических училищ. То есть, вводилась, начиная с ротного звена, во всех видах войск должность заместителя командира роты по политической части. Очевидно, что это было правильное и мудрое решение. Замполит, как его сейчас называют, не только занимался проведением определенной идеологии в жизнь. На него также была возложена обязанность воспитательной работы с солдатами и сержантами – в первую очередь мобилизация на бдительное несение боевого дежурства, контроль бытовых вопросов, все, что связано с воинской дисциплиной. Потому что уже тогда появилась угроза и опасность неуставных взаимоотношений.
Первый раз я поступал в Донецкое военно-политическое училище инженерных войск и  войск связи. Не прошел по конкурсу, а конкурс был очень высокий, что говорит о престиже службы в Вооруженных силах в то время. После этого я год отработал на заводе в Хмельницком, и решил поступать в наше, ракетное, Ростовское высшее командное училище. Оно было в составе четырех факультетов, один из них, четвертый, был военно-политический. Конкурс был 12 человек на место. Удалось пройти. В 1972 году поступил на учебу, и в 1976 году закончил.

Бытует мнение, что все политработники, замполиты, это те люди, которые говорят с трибуны, выступают, защищают определенную идеологию, пропогандируют. Но на самом деле это не совсем  так. Доказательство тому – за четыре года мы прошли подготовку по устройству ракеты, изучению  боевого управления, а также по общевойсковым дисциплинам. В общем - прошли такой же курс, как и инженерные специальности, но за 4 года с более высокой нагрузкой.
Мы должны были нести боевое дежурство в качестве первого номера расчета. Первый номер – это самая главная, сложная и ответственная должность на разных уровнях в системе несения боевого дежурства Ракетными войсками стратегического назначения. Практика и история такова, что только в ВВС и в РВСН политработник должен: в авиации летать, а в РВСН дежурить. Это и понятно. Вот как в авиации ты можешь воспитывать офицера другого, если сам не летаешь? И у нас было так. Как ты можешь воспитывать, если не несешь боевое дежурство сам и не знаешь технику.
Службу начинал на Дальнем Востоке, все время в ракетных полках ОС. По сей день у меня сохранилась гордость за службу в РВСН. И за то, что я что-то значил. Да много значил, потому что РВСН – тот вид вооруженных сил, который выполнял боевую задачу в мирное время. Мы несли боевое дежурство с пристыкованными к ракетам ядерными боеголовками и были готовы в любой момент выполнить боевую задачу. А охраняли мы и Украину, и Белоруссию, и Казахстан – всю страну. Разницы не было. Вся страна находилась под нашим ядерным щитом.
Все время служил на модификациях ракеты УР-100, мы ее «Соткой» называли. Последняя – ракета 15А35, известная на Западе как «Стилет» в Хмельницкой дивизии.
Нас готовили как заместителей командиров групп подготовки и пуска по политической части.

Что означает «командир группы»?

По штату полк состоял из трех групп. Одна группа находится на боевом дежурстве в полном составе, другая отдыхает и занимается подготовкой, третья занимается комплексной подготовкой на тренажерах и готовится к заступлению.
Командир группы – майорская должность. У него «чистый» заместитель капитан, и заместитель командира группы по политчасти тоже капитан. Таким образом, мы после училища в звании лейтенанта заступили на капитанские должности. Существовала отдельная система кадров политических. У нас кадровики отдельные были. Работа политработника оценивалась отдельно, в связи со спецификой его должности.
Начинал  на Дальнем Востоке. Тот район считался отдаленным и заменяемым, у меня было право через пять лет перевестись в Европу. Я выбрал свой родной Хмельницкий; в советское время это был единственный областной город, в котором была дислоцирована ракетная дивизия РВСН. Так что все стратегические ракетчики стремились служить именно здесь.
В Хмельницкий из Забайкалья приехал на ту же должность заместителя командира группы по политической части. Прошел переучивание, потом переподготовку на новый комплекс на Байконуре. Как раз переворужение было. И закончил в полку в районе города Дунаевцы на должности зам. командира полка по воспитательной работе. В 97-м году вместе с командиром полка подполковником Врублевским мы свой полк ликвидировали.
 А ведь мне уже в 1980 году, спустя четыре года после окончания училища  предлагали майорскую должность заместителя командира дивизиона подвижного грунтового ракетного комплекса «Пионер», который разворачивался под Читой. Вот тогда я и сделал ошибку, отказался, и по сегодняшний день жалею. Мог бы и до генерала дослужиться. А так закончил подполковником. Но о службе в Ракетных войсках стратегического назначения я совершенно не жалею, более того – горжусь. В них я прошёл школу жизни, познакомился с интересными людьми, увидел много интересного.


Караульное помещение. На крыше видна пулеметная установка.

Какие нюансы несения службы в полках? Чем они отличаются от других частей?

Все офицеры перед поступлением в училище проверялись органами КГБ. Солдаты срочной службы военкоматами также отбирались. РВСН – это элитные войска. В них, наверное, все вообще было на порядок выше, чем было в других видах войск. Это объяснялось тем, что наша главная специфика, главная особенность –  выполнение боевой задачи в мирное время. Для нас разницы практически не было – что война, что мир. Потому, что мы сидели «внизу» с пристыкованными ядерными головными частями. А ядерное оружие является страшным оружием массового уничтожения людей. Кстати, США являются единственной страной в мире, которая применила это оружие против людей в Японии в августе 1945 года. Это что касается общей специфики.
Если взять бытовую специфику… В ОСовском полку уже тогда новая система охраны ракеты была – два человека, сержант и солдат, несли службу рядом с пусковой установкой. Они под кодовыми замками в изолированном караульном помещении за сеткой с высоким напряжением находились в течении нескольких дней. А после распада СССР, когда у нас на Украине пошел дефицит автомобильного топлива, мы вынуждены были перейти на боевое дежурство личным составом в течение недели. Солдат и сержант находились в ограниченном пространстве в течение недели.

Они покинуть караульное помещение не могли?

Не могли. Когда расчет заступал, кодоблокировочные замки закрывались. Но бытовые условия нормальные были там. И холодильник, и плитка, и продукты питания по специальному эталону. Связь с ними была постоянная, вода была, все, что нужно, естественно. Некоторые себе в караулах хорошее брюшко наедали. Но психологически, конечно, непросто. Особенно если сидишь взаперти неделю.

А если ЧП, если возгорание, например, они все равно не могут покинуть караульное помещение?

Была такая возможность. Они могли покинуть его через подземную потерну (туннель). Там гореть нечему. Если такое дело, мы могли сообщить код. Они тогда открыли бы люк и выбрались.
При несении боевого дежурства периодически происходит проверка связи, по техническим средствам расчеты обязаны докладывать через каждые 30 минут. Они сами должны были выходить на связь. И если не вышел, то дежурного как минимум спрашивают: «Ты чего не вышел на связь, опоздал с докладом?». И минус ставят при подведении итогов дежурства. Если вообще не отвечает, значит, что-то случилось. Туда машиной должен выехать начальник дежурной смены охраны и обороны. А если это в военное время или в повышенных степенях готовности, то вылетает вертолет со штурмовой группой. Это 15-20 солдат с полным вооружением, с боеприпасами вылетают в тот караул чтобы выяснить обстановку.


Брошенный вертодром дивизии

Штурмовые группы формировались при дивизии, или туда входил личный состав из полков?

Нет, полк занимался несением дежурства. Вообще, дивизия ракетная ОС это девять полков. Хотя бывало и больше. Все полки предназначались только для несения боевого дежурства. Кроме того, были различные другие подразделения. В том числе ОББО – отдельный батальон боевого обеспечения, вот из его состава формировались штурмовые группы. Отдельный вертолет стоял дежурный, и если была необходимость - вылетала группа.
Каждый караул был оборудован вертолетной площадкой. Огни включались посадочные, вертолет приземлялся, и действовала штурмовая группа. Правда, площадка была расположена за внешним ограждением караула, и местное население имело к ней доступ. Так что периодически возникали проблемы с фонарями. В хозяйстве ведь все пригодится.
Если площадка находилась в пределах видимости башенной пулеметной установки, солдат из караула как минимум мог сказать: «Стой! Назад!», «Стой, стрелять буду!» и так далее. У него громкоговорители на башне были, четыре «колокольчика» мощных. При необходимости начальник караула мог команду дать и предупредить.
Потому что по-человечески никому из ракетчиков погибшие не нужны были. Особенно если кто-то приближался к ограждению под напряжением. Даже была практика выставления за 200-300 метров от внешнего ограждения табличек в лесу: «Стой! Запретная зона!», «Стой! Высокое напряжение!». Не говоря уже о том, что на самом ограждении такие таблички были.
Но все равно находились  «очень любопытные», и это заканчивалось трагически.

То есть они преодолевали прочие заграждения, и доходили до сетки под напряжением?

Да. Как правило, доходили до технических средств обнаружения. Начальник караула тогда уже мог применить оружие в соответствии с уставом и инструкциями. Но не хотелось никому убивать человека. Тогда приходилось открывать предупредительный огонь. Помню такой случай был примерно в 1985 году на «точке» в районе села Слободка Красиливська Красиловского района Хмельницкой области, когда средь бела дня и во время уборки урожая зерновых два пьяных мужика прямо рванули через все ограждения на сетку под напряжением в направлении караула. Я как раз дежурил первым номером, и по разрешению старшего начальника пришлось дать команду начальнику караула на предупредительный огонь; тогда младший сержант Семенюта истратил 21 патрон из пулемёта (боеприпасы очень строго учитывались) и остановил их. Дальше прилетел вертолёт со штурмовой группой и задержали обоих, но что возьмёшь с пьяных? Разобрались и отпустили. Интересно, что когда одного нашли в хате дома спящим, то жена заявила: «Лучше бы вы этого алкоголика убили!». Вот такие дела…
Но бывали случаи, что люди погибали по другим разным причинам, в том числе и наши военнослужащие.


Пульт из караульного помещения

Что касается срочников – это несение службы в караулах при ракетных шахтах, больше служба ничем не отличалась?

В полках не отличалась. Требовалась от них дисциплина повышенная. Была такая интересная особенность – часто приходилось сталкиваться с тем, что когда проводишь работы, говоришь: «Ты охраняешь такое оружие грозное». Некоторые не верили, говорили: «Вы это придумали, чтобы дисциплина была, а тут склад дров какой-то». Потому что написано было на воротах: «Склад ГСМ», «Метеостанция», вот они и не верили. Но срочники служили и в  других частях в ракетной дивизии, особенно много их было в технической ракетной базе, где они вместе с офицерами и  прапорщиками в качестве номеров боевых расчётов участвовали в обслуживании ракетной техники непосредственно на шахтных пусковых установках.

Нужна была какая-то специальная подготовка этим людям, срочникам, чтобы не делали глупостей? Ведь сержант и солдат, наверняка разных призывов, сидят в одном помещении под замком. Мало ли что.

Сержанты, начальники караулов, обучались  в школе сержантов при дивизии. Рядовые обучались в полку. Потом стажировались. Вопросы психологической совместимости, по крайней мере официально, учитывались. На практике соблюдалось это не всегда. Но старались подобрать номера расчетов так, чтобы между ними отношения были нормальные. Ну кому надо, чтобы конфликты были?
Замечу, что в полку ОС общее количество офицеров, солдат, прапорщиков и сержантов было не более двухсот человек. Офицер-пехотинец скажет, что это мало, полторы роты всего. Но вместе с тем, офицеров-политработников, занимавшихся воспитанием, было семь. На двести человек. Заместитель командира полка по политчасти, секретарь партийного бюро полка, секретарь комитета комсомола полка, три заместителя командиров групп по политчасти, и пропагандист полка.
Полк размещался на одном этаже одной казармы. Один старшина был. Но это называлось полком. Потому что даже представить себе не могу, с точки зрения оружия, которым этот полк обладал, что он мог сделать. Одна боеголовка, а их шесть на ракете, это по мощности более тридцати бомб, сброшенных американцами на Хиросиму.  В полку десять ракет. И не случайно есть такое мнение, что одна Хмельницкая дивизия по мощности ядерного потенциала была способна на большее, чем весь Китай вместе взятый. Отсюда столько политработников.

Какие-то нарушения режима, черезвычайные ситуации среди срочников были?

Было такое. Была неуставщина, хотя мы уверены, что у нас гораздо меньше, чем где-либо. Потому что работа была поставлена. По неуставным взаимоотношениям могу сказать так: где работал офицер-воспитатель, скрупулезно выполнял свои обязанности, знал солдат и сержантов, и когда солдат и сержант были обеспечены всем необходимым и была требовательность, то все было нормально.
Неуставщина появлялась там, где не было контроля, где не работали с людьми, где довольствием не обеспечивали, тогда это все всплывало. Больше всего мы это почуствовали сразу как только развалился СССР. Потому что начал падать престиж службы в Вооруженных силах, офицеры перестали так относиться к службе, как раньше. Кстати, могло в одном полку быть, а в другом не быть.
Старая добрая история, справедливая на все времена для всех армий: если в казарме полумрак, не горят лампочки, много темных углов – вот там жди происшествий, жди дедовщины, жди чего угодно. Сто процентов. И сколько их не контролируй – всё равно найдут способ и водку пронести, и где-то перед Новым годом ее выпить.

Предупреждение неуставщины – обязанность замполита, или нет?

Командир полка отвечает за всё. Но и с нас спрос был по своей линии. Например, ситуация: девушка не дождалась парня, вышла замуж. Никто об этом не знает. И могло закончиться трагически, а иногда и заканчивалось суицидом. Я как политработник должен так работать с солдатами, чтобы знать как у него дома, когда последний раз получал письмо из дома и т. д.; верующий он или неверующий, а если верующий, то какой религии. Эти все нюансы надо было знать.
Был такой случай. К чему может привести непонимание и незнание обстановки. Когда командир только и может, что шашкой махать, а к политработникам относится пренебрежительно. В Забайкалье было, в начале моей службы. Не могу забыть до сих пор. Правда, не в моей группе произошло. Перевели к нам командира полка нового. Прибыли солдаты нового пополнения. Им рукавицы выдали теплые. И «деды» отняли у молодого рукавицы.
Вообще молодой солдат, оторванный от мамы, от папы, требует индивидуального подхода. А тут рукавицы отобрали. Как оказалось, он ходил и жаловался. Но не сказал, кто отобрал – запуган. Как минимум, нужно было разобраться кто. А новый командир полка…
Зима, построение, утренний развод.  Мороз, а солдат без рукавиц. И командир на него набросился: «Ты почему без рукавиц? Ты не солдат, ты тетка, ты даже свои рукавицы потерял». И солдат, видя это, последнюю надежду потерял. И на командира полка, и на командира группы, и на замполита группы.
Мы пошли на занятия, возвращаемся, вижу – толпа, санитарная машина стоит. Сразу все понял. Прихожу – а этот солдат от отчаяния повесился в каптерке.
Мне с командирами полка в Хмельницкой дивизии везло. Первым я столкнулся с Филатовым Николаем Михайловичем. У него была жёсткая требовательность, но и пример умел показывать. И я свое делал. Следующий командир, Мухамадеев Тахир Минибулатович, был не таким строгим, но имел талант политработника, хотя специальное училище не заканчивал. Мы с ним сели и обсудили, как сделать, чтобы армия в нашем полку на какую-то тюрьму меньше похожа была. И сделали. У нас люди стали ходить в увольнения. И люди это оценили.
Я вызвал старослужащих и сказал: «Будете ходить в увольнение в субботу и воскресенье. Под мою ответственность. Не знаю, что будет. Но не дай бог вы или кто младше – если пьяный придет или опоздает, все будет прекращено, и я буду наказан. Выбирайте». Не знаю, что они делали, но, во всяком случае, у нас все было нормально.
Они молодые хлопцы. Охота выйти, с девочкой где-то погулять. Доходило до того, что люди из других полков приходили и спрашивали, почему у нас увольнения есть, а у них нет. Что греха таить, было такое мнение у вышестоящего командования: запретить увольнения, и все будет нормально, предпосылок к нарушениям не будет. Но солдаты же тоже люди. Тем более что по уставу положено отпускать солдат и сержантов в увольнение.


Личный состав на отдыхе. В центре В.П. Черныш.

Я не хочу себя хвалить, но организовывал досуг, купания. Разведали пруд, лес. Были мячи, фотоаппараты, гитары. Купание, природа, мясо закупили на шашлыки, термос залили хлебным квасом. На машине вывезли личный состав – это отдых был, фотографии памятные сделали.
Еще одна фотография есть – возле библиотеки. Там литературный вечер был. Журналисты приехали, я говорю: «Снимайте, это историческая фотография». А это был последний призыв из союзных республик. Уже тогда 1992-й год был, солдаты могли уехать в свои республики, их никто не держал. Но благодаря такому к ним отношению все решили остаться и дослужить до конца. Это была последняя фотография армии, которая состояла из разных национальностей братских республик.
У нас таких вещей не было, чтобы кто-то повесился. У нас нормальные условия были. И ленинские комнаты, аквариум, телевизор. Там была не только идеология, но и всё для культурного отдыха. И никто в этих комнатах не писал неприличные слова, не царапал гвоздем, и так далее. Все понимали, что это их место отдыха, где можно уединиться, письмо написать.


Офицеры и солдаты последнего «союзного» призыва

На личный состав влияло подавляюще  наличие рядом ракеты с головной частью, проволочного заграждения под напряжением?

Вначале подавляло, наверное. Но со временем люди привыкали.
Вот тут выражу свое мнение. Может, чего-то и не знаю, но когда открывалось защитное устройство и крышка контейнера, офицер РТБ первым делом замерял уровень радиации. Почти всегда фон был ниже естественного уровня. Я не знаю случая, чтобы кто-либо из наших солдат или офицеров пострадал.

А страха не было, пусть и беспочвенного?

Нет, страха не было. Помню страх в Забайкалье. На учениях с бросками боевых гранат два прапорщика боялись бросить. Они были бледные и тряслись. Мы их решили не трогать, еще не дай бог гранату уронят. А страха от близости головных частей не было, был интерес. Если была возможность, я солдатам и сержантам рассказывал. Естественно, без нарушения режима секретности, общие принципы. Что такое межконтинентальная баллистическая ракета, куда она может долететь, как управляется. Недавно на меня по Интернету вышел срочник, служивший под моим командованием в Забайкалье. Сам поволжский немец и теперь живёт вместе с семьёй в Гамбурге – строит большие корабли. Не забыл и помнит наши с ним беседы. Значит, правильно делал. Человека дисциплинурует понимание важности выполняемой задачи. А ответственность была огромнейшей.

Теперь что касается офицеров. Какие особенности их работы, какие особенности Вашей работы с ними?

Все мы люди живые, все мы грешные, всем нам присущи и слабости какие-то, и ответственность. Считалось, что офицер несет службу бдительно, если он полностью обеспечен в бытовых вопросах. Если у него есть квартира. Семья. Верная жена, дети, обеспеченные школой и детским садиком. Создавать условия было среди задач политработника. Командир полка, конечно же, был в этом вопросе главным. Задачей политработника было знать ситуацию, вовремя доводить ее до командира, принимать какие-то меры.
Ребята приходили молодые. Здоровые, крепкие. Но иногда холостяки, не женились. Конечно же, они были подвержены тому, чтобы сто грамм выпить, еще чему-то. Вовремя нужно было это дело удержать. Не запретами, а в рамках держать людей. Оговорюсь, на боевом дежурстве, естественно, никто не употреблял, да мы и предположить себе не могли, чтобы кто-то употребил. Мы и подумать даже о таком не могли, ведь сразу из армии бы выгнали.
Забегая вперед, замечу, что есть мифы, разговоры, будто два человека, номера расчета  на командном пункте, могли самостоятельно пустить ракету, если бы им в голову взбрело. Это неправда. Во-первых, было дублирование, последние пусковые операции выполнялись двумя офицерами синхронно. Если была несогласованность действий, то команда на пуск не проходила. Кроме этого нужно было получить по электронике различные приказы, шифры, и только потом произвести пуск. Самостоятельно запустить мы не могли. А разговоры, мол, «Сидели они тут и могли  Украине сделать что-то нехорошее» это болтовня людей, которые ничего не знают, не понимают, а хотят сделать вид, что что-то знают и понимают. Так что пустить ракеты просто так нельзя было. Все было под контролем. Потому что это очень страшное и грозное оружие.

Запустить ракеты могли только из Центрального командного пункта? Задача полка была только в передаче сигнала пусковым установкам?

Скажу честно, что не хотел бы вдаваться в обсуждение данного вопроса.
Могу сказать одно: все сделано так, чтобы при получении сигнала на пуск обеспечить его техническое выполнение - остальное додумывайте  сами. Вплоть до того, что уже никого в живых не будет, а задача все равно будет выполняться. Вот так скажу, в общем.


Интерьер командного пункта ракетного полка ОС в Первомайской дивизии

Проводились ли учения с дежурной сменой по произведению пуска таким образом, что она не знала, боевой пуск производит, или учебный? Возможно ли это было технически?

Учения проводились постоянно за каждые шесть часов нахождения боевого расчета внизу. Мы ведь как дежурили – два человека внизу, четыре наверху. Два отдыхают, двое других занимаются теоретической подготовкой. За эти шесть часов обязательно проводилась тренировка по электронным средствам связи, которая всегда заканчивалась виртуальным пуском ракет. Таким образом проверялась правильность действий ракетчиков. Нужно было провести пуск всех, или одной, или нескольких ракет в определенное время, по определенным целям. Которых, кстати, мы не знали. Но понимали примерно, куда они были направлены. Это были сведения особой важности, да нам и не нужно было это знать.
Мы были готовы выполнить приказ. Но чтобы мы не знали, что пуск будет учебным… конечно же, это можно было сделать, но было бы неправильно. Апаратура наша могла работать в двух режимах: в дежурном и боевом. Дежурный режим обеспечивал прием сигналов боевого управления в режиме тренировок. В боевом режиме привлекались уже планы боевого применения.  Поэтому тренировки происходили в дежурном режиме. Но это ни в коем случае не снимало с нас ответственности за результаты выполнения задач в дежурном режиме.
Потому что если не дай бог ты ошибся, или неправильно понял приказ, или пустил ракету лишнюю, или не дай бог вообще не пустил, доходило вплоть до того, что приезжала машина и человек снимался с боевого дежурства. Начиналось разбирательство, кто его допустил, кто готовил. И по партийной линии взыскание было. Это плюс большой. Вообще к боевому дежурству практически не допускались люди, которые не были коммунистами. Помню лишь несколько случав, когда вторые номера расчётов были беспартийными  Потому что членство в партии дисциплинировало людей. И в вопросах безопасности это играло огромную роль.

Насчет допуска к боевому дежурству по критерию женатый - неженатый. Не считалось ли, что холостые менее ответственны, и их следует в чем-то ограничивать?

Нет. Это не имело значения. Более того, я знаю несколько офицеров, которые достигли должностей с большими звездами будучи холостяками. Главными критериями были мастерство, исполнительность, дисциплинированность, а главное – профессионализм.

Работа психолога – обязанность политработника, или были штатные психологи?

В советское время штатных психологов не было. Но мы в училище изучали и военую педагогику, и военную психологию, так что мы и этим занимались. Это уже при независимости ввели должность психолога.
Важным вопросом был подбор боевых расчетов. Главное требование – совместимость. Старались не разрывать, если вместе кто-то давно дежурит.

Решал это все политработник?

Нет, командир. Умный командир советовался с политработником. Если политработник был достоин того, чтобы с ним советовались.
Раз в месяц офицер, которому положено заступать на боевое дежурство, должен это делать. Мы деньги получали за несение дежурства, а кроме того за шесть суток боевого дежурства прибавлялись сутки к отпуску. Иногда приходилось дежурить 120-125 суток в год.
Если офицер не заступил раз в месяц, после каждого отпуска нужно сдавать на допуск. Доходило до того, что если человек в отпуске далеко не уезжал, то договаривался, и дежурил короткую смену со вторника по пятницу. И все – отметился, значит, не нужно сдавать.
Сложнее всего два раза было сдавать: первый, и если тебя сняли с боевого дежурства. Например, если кто допустил ошибку. Этим офицерам было сдать намного сложнее.

Применялись ли современные психологические приемы: тестирование, анкетирование, групповая психологическая разгрузка?

Было. Но не системно, периодически, если кто-то сверху приезжал. В порядке эксперимента. Что касается психологической разгрузки, то большую пользу приносил быт, установившийся в ОСовских полках с середины 70-х годов. У американцев это было раньше организовано. Ведь если сидишь шесть часов внизу, нагрузка на организм большая. Были сделаны промышленные сооружения: бассейн, сауна, мы питались по летной норме. Были игровые автоматы. И костюмы у нас особые были, легкие.


Оголовок командного пункта ракетного полка

Организацией быта, проживания, обеспечения квартирами ведал замполит?

Начнем с того, что в отдаленных районах вообще с квартирами проблем не было. Выбирай, где хочешь. В целом офицеры РВСН обеспечивались квартирами на порядок лучше, чем в других видах войск. Бывало так, что была очередь. Но не было такого, чтобы вообще не было квартир. Как минимум, если офицер холостяк, то сразу обеспечивался нормальным общежитием. Если снимал квартиру, ему выделялись на это средства. Более того, очередь на расширение была. Могли, например, капитану не дать квартиру, если командир дивизии знал, сколько придет в августе офицеров. Сколько семейных, а сколько холостяки. И если офицер был женат, а еще и с ребенком – его уже ждала квартира. Могли старшему не дать, а молодому, чтобы заинтересовать его в несении службы, давали.
Мне пришлось служить и в Советской Армии, и в Вооруженных Силах Украины, так как наш полк был ликвидирован в 1997 году. Меня поражает сегодняшний престиж и отношение к службе. Сколько раз не смотрю – у нас было как: офицер офицеру отдает честь на ходу. Например, капитан майору. Святое дело. Ну, капитан с капитаном еще могли как-то… Но чтобы солдат офицеру не отдавал… Ведь написано же в уставе?
Многие элементы, которые должны быть в Вооруженных силах, вообще сейчас потеряны. К сожалению, на улицах я уже много лет не вижу, как к правому виску прикладывается рука. Да и что вообще возьмёшь от офицера с нищенской зарплатой?

Технический вопрос. Подготовка полка к проведению повторных пусков из уже «выстреливших» шахт. Или это полностью был удел ТРБ?

Технологически возможность повторного пуска предусматривалась. Резерв ракет и компонентов топлива был, задача второго пуска решалась вместе РТБ, ТРБ, и полком. Хотя специальных тренировок не было, ведь данные операции отрабатывались при проведении регламентных работ.
Я лично мало верю в практическую возможность второго пуска, как и в выполнение пуска силами расчета полка непосредственно из шахты. Когда два номера расчета должны были к шахте приехать с чемоданчиком и запустить в случае непрохождения к ней команды на старт. Очень маловероятно, что в обстановке ядерной войны можно было куда-то проехать даже на гусеничной технике. Разве что если война затянется.
Современная ядерная война, если она будет, будет скоротечная, страшная, в которой погибнет даже непонятно сколько человек.
Однажды  на больших показных занятиях шла беседа между командующими. Зашел разговор за рюмочкой коньяка, какой же вид войск наиболее важный. Командующий Сухопутными войсками сказал: «Территория не считается освобожденной, пока на нее не ступит сапог солдата». На что наш Командующий сказал: «Пока вы будете своими котелками греметь, РВСН уже давно выполнят свою задачу и решат исход любой войны». Это правильно было сказано.

Как бы Вы могли сказать, кто такой офицер-политработник?

Сейчас такого нет, но есть офицер-воспитатель. В принципе, требование такие же, как были в Советской армии. Только идеология поменялась. Офицер-политработник тот, кого люди уважают. А уважения надо добиться. Это сочетание требовательности с заботой. Желательно, чтобы офицер прошел срочную службу. Чтобы знать специфику срочной службы. У них же там свои законы.
Потому что, к примеру, базовое образование получаешь, в учебном заведении. Но как сказал в свое время Райкин, когда пришел человек на предприятие ему говорят: «Забудь индукцию – гони продукцию». Так и здесь. Иногда приходилось в армии уже на должности узнавать вещи, о которых и не подозревал, а их нужно знать. Иногда приходилось говорить солдатским языком с коллективом. Вплоть до применения и нецензурных слов. Казалось бы, странно, но иногда когда разговариваешь их языком, они начинают тебя уважать. Видел немало офицеров, которые приходили из высших учебных заведений и начинали разговаривать так, как их учили. А оказалось, что надо немножко по-другому. Это приводило к удаленности от личного состава, а нужно сближаться. Может, и не всегда стоит говорить на «Вы». Хотя с другой стороны, ведь боец тебе никогда не скажет «ты». Баланс какой-то надо соблюдать. Когда ругаешь, тогда обязательно «Вы».
Еще такой пример. Некоторые офицеры не могут перешагнуть свое самолюбие, а это надо делать. Однажды я отругал солдата, и оказался неправ. Неправильно сделал. Это не понизит авторитет, а наоборот, повысит - если индивидуально, а лучше перед строем вывести этого солдата, и честно сказать перед всеми: «Степан Иванович, вот я наказал тебя, а был неправ. Неправильную информацию получил. Прошу прощения». Категорически утверждаю, что авторитет такого воспитателя вырастет намного. Это будет обсуждаться в курилках, на построениях, где угодно. Авторитет только вырастет.



Сочетание требовательности с заботой. В чем требовательность, и в чем забота политработника?

Требовательность, и это не должно подвергаться сомнению - то, что написано в уставе, то боец и должен выполнять. Дневальным стоит, или в карауле. Все, что касается дисциплины – неоспоримо. Но в то же время можно требовать, а выясняется, что солдаты не получают положенного. Например, хлеба, или масла. Если приворовывает кто-то или прячет, то ты, как офицер-воспитатель, должен узнать и пресечь. Если солдаты жаловались командиру, а меры им не приняты, пойдут к замполиту. И если ты узнал, но также не принял меры – все. Но если ты добился, вытащил, потребовал, чтобы наказали, и это привело к позитивному результату, это большой плюс. Чтбы знали солдаты: офицер и требовательный, и заботится о нас.
Контроль должен быть. Для солдата главное что. Одежда, ростовка нормальная, еда, увольнение, забота. Например, если родители приехали. Или девушка. Говорили, мол, нечего ему не нужно - посидит она с ним на КПП, и все. А ты пойди к командиру поговори. Возьми на себя ответственность, пусть увольнительную выпишет. Это тоже элемент заботы. Тогда уважают солдаты. И выполняют твои команды. Потому что нечем крыть. Забота и требовательность - два принципа на все времена. Это обеспечивает стопроцентный успех.


Вторая часть интервью, где мы поговорим о процессах, происходящих при развале СССР и ликвидации РВСН в Украине, доступна по ссылке.

_
Tags: 19-я ракетная дивизия, Военные, РВСН, УР-100
Subscribe
promo komariv january 8, 2015 11:49 12
Buy for 100 tokens
Ракетные войска стратегического назначения, образованные 17 декабря 1959 года, стали самым молодым видом вооруженных сил Советского Союза. И самым секретным. Если о других видах и родах войск написано достаточно книг, существуют интернет-источники популярной направленности, то РВСН пока остались в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →