komariv (komariv) wrote,
komariv
komariv

Categories:

Учения РВСН с реальным применением химического оружия

Современные Ракетные войска имеют на вооружении ракеты с двумя видами базирования. Первый вид шахтный, при котором ракеты и средства управления ими находятся под землей. Второй вид - подвижный грунтовый, когда ракеты размещаются на пусковых установках автомобильного типа. В обоих случаях ракеты уже снаряжены топливом и головными частями, а потому готовы стартовать без промедления.

Так было не всегда. Более старые типы ракет выполнялись с так называемым наземным базированием. При нем сперва нужно было подготовить стартовую площадку, потом присоединить к ракете головную часть, и установить ракету на пусковое устройство. После чего произвести наведение, заправку компонентами топлива, и только потом можно было выполнить старт. Для подготовки пуска требовалось задействовать на несколько часов значительное количество машин и личного состава. Как следствие - ракетные комплексы были уязвимы не только для атомного, но и для химического оружия.


(Источник фото)


Но как определить реальные поражающие свойства оружия и скорректировать существующие приемы защиты от него? Казалось бы, ответ прост: сперва применить боевые отравляющие вещества на старой, списанной технике ракетных войск, а затем провести учения строевой части с имитацией применения отравляющих веществ.

На практике оказалось, что такой метод не обеспечивает получения полной и объективной картины происходящего. Нужно было придумать что-то другое. Думали недолго.

Раз имитационные боеприпасы не годятся - значит, нужно применить боевые. И применили. С 4 по 9 августа 1975 года вывели на полигон обычный ракетный дивизион с комплексом Р-12 (8К63), создали с помощью боевых химических снарядов зараженную зону, и провели сквозь нее дивизион.

"Учением руководил командующий армией генерал-полковник Герчик К.В., его помощником по специальным вопросам был начальник химической службы РВСН генерал-лейтенант Манец Ф.И.

Оно имело напряженный характер, в ходе которого были получены принципиальные выводы и результаты, использованные впоследствии в соответствующих наставлениях и методиках для РВСН в целом. Учение показало, что части и подразделения Ракетных войск способны выполнить боевые задачи в условиях применения противником ОМП. Было также установлено, что ожидание предстоящих действии в условиях применения противником отравляющих веществ (ОВ) сопровождается отчетливым напряжением морально-волевых усилий и развитием (в 5-15% случаях) неустойчивого психического состояния и снижения (на 8-10%) уровня умственной работоспособности. Система оповещения о химическом заражении также не в полной мере обеспечивает снижение уязвимости личного состава от воздействия ОВ.

При подготовке и проведении этого учения большую и активную работу проделали подполковники Почечуев В.И. и Гостев Ю.П., майор Кравчук Н.А. (управление 50-й РА), подполковники Селиванов В.Н., Морозов И.Ф. (24-я рд), Курбатов А.Н. (58-я рд, г. Кармелава)".

[Спойлер - воспоминания частников учения]

О подготовке и ходе этого учения вспоминают его участники полковник в отставке Почечуев В.И. и подполковник в отставке Гостев Ю.П.: «В подготовке подразделений и частей Ракетных войск большое внимание уделялось противоатомной и противохимической защите. Да и ракетные топлива (АК-27и, ТГ-02, 80% перекись водорода, несимметричный диметилгидразин и др.), относящиеся к сильнодействующим ядовитым веществам (СДЯВ), требовали строгого выполнения правил химической защиты органов дыхания и кожных покровов от компонентов ракетных топлив (КРТ) при заполнении заправочных подвижных емкостей и проведении комплексных занятий с заправкой КРТ (КЗЗ).

В программе боевой подготовки значительное время уделялось вопросам химической защиты от современных отравляющих веществ. В ходе учений и на занятиях применение противником отравляющих веществ имитировалось задымлением, разбрызгиванием маслянистых жидкостей и другими имитационными средствами. Однако это не давало возможности в полной мере оценить надежность средств индивидуальной защиты, использование приборов и средств специальной обработки для дегазации техники, действий личного состава в условиях химического заражения, а также сделать выводы по совершенствованию подготовки личного состава по защите от оружия массового поражения. Оценить параметры, провести исследования и сделать выводы возможно было только на учении с реальным применением отравляющих веществ. <...>

По приказу командующего армией генерал-полковника Герчика К.В. дивизион был поднят по тревоге, свернул наземное оборудование и с наступлением темноты совершил марш на полигон. Я, подполковник Почечуев, как начальник штаба руководства, с командиром дивизиона и расчетом подвижного командного пункта (ПКП) двигался вслед за разведывательной химической машиной. Офицеры исследовательской группы были размещены по другим машинам.

Планом учения в районе выжидания была предусмотрена оперативная пауза. В районе выжидания дивизион остановился на «ночевку», расставив машины в отведенных им местах и организовав круговую охрану. После непродолжительного отдыха были установлены палатки, в которых по команде командира дивизиона личный состав начал техническую проверку исправности противогазов с использованием учебного ОВ — хлорпикрина. Это необходимо было сделать перед преодолением зоны химического заражения местности.<...>

В районе КИП на заранее выбранной площадке были вывешены демонстрационные схемы и плакаты. В обозначенном районе применения ОВ по обе стороны дороги саперы военного округа установили 122 мм химические артиллерийские снаряды, снаряженные нервно-паралитическим отравляющим веществам «Зарин» (по три снаряда с каждой стороны дороги). О готовности их к подрыву они доложили на КНП и в штаб полка.

Командующий армией приказал построить личный состав, привлекаемый к участию в учении. Приняв доклад от командира полка о готовности к выполнению поставленной задачи, он поздоровался с личным составом. В короткой напутственной речи он говорил о том, что средства индивидуальной защиты надежно защитят от действия отравляющих веществ, но главное — ни при каких условиях не снимать противогазы, не открывать форточек и дверей машин, а в случае остановки машины в зоне заражения, не выходить из нее. Всем будет оказана немедленно помощь по эвакуации из зоны заражения специально подготовленным для этого транспортом. После этого, обращаясь к строю, он спросил: «Есть ли в строю больные или неуверенные в себе по преодолению зоны заражения? Если есть, то не стесняйтесь и выйдите из строя/» Возникла пауза, в течение которой из строя не вышел никто. Отказников выполнить задачу не было. Выразив надежду, что личный состав с достоинством выполнит поставленную задачу, генерал-полковник Герчик К.В. с группой генералов и офицеров направились к командно-наблюдательному пункту.

На КНП командующий выяснил у начальника полигона, освобожден ли полигон от посторонних лиц и домашних животных, и когда можно начинать учение. Получив ответ, что по докладам с постов оцепления и в результате облета территории полигона на вертолете никого постороннего не обнаружено, генерал-полковник Герчик К.В. уточнил время начала учения. По метеоусловиям оно откладывалось: метеорологи осторожничали. Еще около часа пришлось ждать.

Затем командующий армией приказал подать сигнал химической тревоги, подошел к перископу и, повременив 2 минуты, отдал распоряжение на подрыв химических боеприпасов. Все прильнули к амбразурам.

Увидев клубящиеся и поднимающиеся вверх сероватые пары отравляющего вещества и пыли, мы стали наблюдать в какую сторону пойдет зараженное облако. Оно двигалось в направлении дороги, удаляясь от КНП.

Подождав еще 10-15 минут, чтобы осело облако первичного заражения, командующий отдал приказ на преодоление зоны химического заражения. Первой двинулась машина химической разведки. Достигнув района применения ОВ, она остановилась. Здесь был выставлен знак, предупреждающий о начале зоны химического заражения. Далее начали движение остальные машины. Они шли в колонне одна за другой.

Когда последняя машина скрылась из поля зрения наблюдающих, генерал-лейтенант Манец Ф.И. с группой офицеров-химиков в сопровождении командира дивизии выехал на пункт специальной обработки по маршруту в обход зоны химического заражения, так как у них не было импрегнированного обмундирования.

Командующий армией, командир полка и мы с группой офицеров Управления армии остались на КНП, имея постоянную радиосвязь с командиром находящегося на марше дивизиона. Получив от него доклад, что последняя машина вышла за пределы зоны химического заражения, мы облегченно вздохнули, так как ни одна машина не остановилась в зоне заражения, и не потребовалось использовать резервные тягачи. Свернув схемы, плакаты и взяв всю документацию по учению, мы также выехали на пункт специальной обработки. На КНП остался только заместитель командира полка с группой связистов.

Дивизион, благополучно преодолев зону химического заражения, сделал остановку для проведения частичной специальной обработки. На прикрепленных к ветровым стеклам некоторых машин индикаторных полиэтиленовых пленках АП-1, на которых до эксперимента имелся желто-оранжевый индикаторный слой, при осмотре были обнаружены пятна сине-зеленого цвета, что свидетельствовало о воздействии отравляющих веществ. Не снимая средств индивидуальной защиты, под руководством командира дивизиона была проведена частичная специальная обработка машин, с использованием автомобильных комплектов ДК-4К(Д), и личного состава, с применением ИПП-8 и пакетов ДПС-1. Офицеры-исследователи НИИ химических войск контролировали весь процесс и оказывали помощь обучаемым.

После частичной специальной обработки марш по установленному маршруту продолжился. Пункт полной специальной обработки находился в пяти километрах от границы территории полигона. К нашему прибытию генерал-лейтенант Манец Ф.И. с группой начальников химических служб обошли развернутый в полевых условиях пункт, побеседовали с личным составом. На пункт специальной обработки техники, расположенный в 200 метрах от санитарно-обмывочного пункта, подъезжали машины. Дегазация одной части машин проводилась с помощью штатных средств ДК-4К, ДК-4Д, а другой части — с помощью приданных дивизиону автозаправочных станций (АРС). Обработанные группы машин проходили тщательный химический контроль, после чего, при его положительных результатах, давалось разрешение личному составу на снятие противогазов. Далее машины продвигались вперед и останавливались недалеко от санитарно-обмывочного пункта, где уже личный состав проходил санитарную обработку.

В результате проделанной работы ни у кого не было обнаружено симптомов поражения отравляющими веществами. Были, конечно, и некоторые замечания по действиям личного состава при обеззараживании техники и средств индивидуальной защиты. О них подробно было сказано на разборе результатов учения.

А пока второй этап учения подходил к концу. Чувствовалась усталость людей, перенесших большие физические и психологические нагрузки, но сознание выполненного долга придавало новые силы. Поэтому третий этап учения прошел в более привычной для всех обстановке. Марш на УПБСП, развертывание на полевых позициях и условный пуск ракет прошли организованно.

Учение такого масштаба с реальным применением боевых отравляющих веществ в Ракетных войсках стратегического назначения было проведено впервые. В результате учения в войсках армии был накоплен ценнейший опыт по действию ракетных подразделений в реальных условиях химического заражения. В последующем Главнокомандующий РВСН рекомендовал провести подобные учения и в других ракетных армиях.

Исследовательской группой НИИ химических войск по результатам учения были сделаны следующие выводы:

1. Подразделения и части Ракетных войск способны выполнять поставленные им задачи в сложных условиях химической обстановки.

2. Обученность и натренированность личного состава РВСН по защите от воздействия ОВ и длительным действиям в условиях химического заражения выше, чем в Сухопутных войсках.

3. Надежность средств индивидуальной защиты органов дыхания и кожных покровов при правильном их использовании, а также комплекс мероприятий по специальной обработке позволяют вести боевые действия и выполнить боевые задачи в условиях применения противником химического оружия.

4. В программе по противоатомной и противохимической защите рекомендовалось увеличить количество часов по теме «Организация и проведение специальной обработки».

На разборе результатов учения командующий армией генерал-полковник Герчик К.В. и начальник химической службы РВСН генерал-лейтенант Манец Ф.И., отметив некоторые недостатки, высоко оценили действия личного состава и командиров. Мы были удовлетворены тем, что и наш труд по подготовке личного состава к учению и его проведению стал составной честью этой оценки».


Цитируется по книге:
Смирнов Г.И., Ясаков А.И. История 50-й Ракетной армии: в 4 т. Т.3 – Смоленск, 2002. (Ссылка на интернет-источник).

О применении Советским Союзом и США на учениях боевого атомного оружия широко известно. Оказывается, применяли и химическое. Причем даже на ракетчиках. Обращает на себя внимание фраза: "Обученность и натренированность личного состава РВСН по защите от воздействия ОВ и длительным действиям в условиях химического заражения выше, чем в Сухопутных войсках". Есть подозрение, что по подразделениям Сухопутных войск тоже химоружие применяли.


_

Tags: Р-12, РВСН
Subscribe
promo komariv january 8, 2015 11:49 12
Buy for 100 tokens
Ракетные войска стратегического назначения, образованные 17 декабря 1959 года, стали самым молодым видом вооруженных сил Советского Союза. И самым секретным. Если о других видах и родах войск написано достаточно книг, существуют интернет-источники популярной направленности, то РВСН пока остались в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments