komariv (komariv) wrote,
komariv
komariv

Category:

Причины аварии на ЧАЭС: действия персонала

Все мы знаем, что 26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской АЭС и что виновным в ней был признан персонал атомной станции. Одновременно с этим, сейчас основной причиной взрыва считаются конструктивные недостатки реактора, о чем со ссылкой на официальные документы повествует предыдущий пост о причинах аварии. Как же так? Неужели были осуждены невиновные?


Ниже рассмотрим обвинения, которые предъявлялись персоналу ЧАЭС на суде и позже в популярной литературе. Их пять:
1. Выведение защитных механизмов, которые должны были предотвратить аварию.
2. Отклонение от программы испытаний.
3. Подъем мощности реактора после ее провала.
4. Несоблюдение необходимого оперативного запаса реактивности.
5. Включение всех главных циркуляционных насосов и превышение расхода воды по ним.

Итак, первое. Выведение защитных механизмов (защит). В общественном сознании это обвинение формулируется как:"Операторы отключили защиту, которая не дала бы реактору взорваться". На самом деле, в энергоблоке предусмотрено большое количество аварийных защит (АЗ), которые глушат реактор при отклонении от определенных заданных параметров. Например, защиты по уровню воды в различных механизмах, по давлению пара, и т. д. Часть этих защит выполнена отключаемой или настраиваемой силами оперативного персонала. При одних условиях работы защиты включаются, при других выключаются. 26 апреля 1986 года все манипуляции с защитами были выполнены согласно руководящим документам, и на процесс возникновения и развития аварии это не повлияло.

Исключением была настройка защиты по уровню  воды в барабан-сепараторах, она должна была быть другой. Посмотрим, что по этому поводу говорит ИНСАГ-7, отчет МАГАТЭ о причинах аварии:
"Блокировка сигнала аварийного останова реактора по уровню воды и давлению пара в барабанах-сепараторах могла бы быть допустимой, однако этого не произошло; ИНСАГ считает, что это не повлияло бы на возникновение аварии, и к тому же в любом случае существовала другая система защиты."
Один из осужденных работников ЧАЭС, заместитель главного инженера Анатолий Дятлов в своей книге описывает это более просто:
"Был бы заглушен реактор при срабатывании защиты - неизвестно, потому что трудно сказать, когда защита стала неработоспособной. Даже будь точно известно: если бы АЗ по уровню была переключена, то при его
отклонении в 01 час 00 минут реактор был бы благополучно заглушен - ни о чем не говорит. Работу реактора на "если" нельзя строить. Ведь не из-за отклонения уровня произошла авария, а совсем по другим причинам. Да и защита
по снижению уровня теплоносителя в барабан-сепараторах до -1100 мм оставалась введенной.
Таким образом, аварийные зашиты реактора были в полном объеме для такого режима, кроме защиты по уровню в барабан-сепараторах -она была - 1100 мм вместо - 600 мм."

Все это означает, что причина аварии кроется не в отключении или неверной настройке защит. А даже если бы это и не было так, возникает вопрос, почему разработчиками не была создана такая система защиты, которая безопасно глушит реактор в любом случае, вне зависимости от действий оперативного персонала.

Второе. Отклонение от программы испытаний. "Сотрудники станции делали не как было написано, а как было им удобнее, потому-то все так и закончилось". Имеется в виду проведение испытаний на мощности 200 МВт, а не 700, как предусматривала программа испытаний. Тут нужно понимать два момента. Во-первых, в результате провала мощности перед началом испытаний, восстановить ее значение до 700 МВт было сложно, если вообще возможно (хронологию событий читаем в великолепной книге Н. В. Карпана). Во-вторых, испытания предусматривали глушение реактора. Но при невозможности их проведения все равно следовало глушить реактор, так как блок шел на планово-предупредительный ремонт. При этом, испытания турбины можно провести и на уровне мощности 200 МВт.

Таким образом, проведение испытаний на мощности, не предусмотренной программой, являлось мерой вынужденной и полностью обоснованной. Претензии к персоналу по этому пункту беспочвенны, ведь он поступил правильно: заглушил реактор, что и требовалось сделать в любом случае.

Третье. Подъем мощности после ее провала. "Взялись поднимать мощность, чего нельзя было делать". Предлагаю открыть регламент эксплуатации энергоблока и поискать там инструкции на случай резкого падения мощности в процессе нормальной эксплуатации, не связанной с его аварийной остановкой или выводом на мощность после ремонта. Не найдете. Подъем мощности не был запрещен руководящими документами.

Отдельно стоит остановиться на том, что реактор продолжительное время эксплуатировался на мощности ниже 700 МВт. ИНСАГ-7 прямо рассматривает этот вопрос:
"Заявлялось, что длительная эксплуатация реактора на уровнях мощности ниже 700 МВт(тепл.) запрещена. Это заявление основывалось на неправильной информации. Такое запрещение должно было существовать, однако в тот момент его не было."

Сделаем вывод, что руководящие документы были написаны с ошибками, и не предусматривали всех возможных состояний реактора. Это вина разработчиков документации но не персонала, который в итоге получил неправильные инструкции.

Четвертое. Несоблюдение необходимого оперативного запаса реактивности (ОЗР). "Сотрудники станции вывели из активной зоны много управляющих стержней, что сделало аварию возможной". Сначала рассмотрим, что же такое ОЗР. Вот ссылка на Википедию. Грубо говоря, это понятие в данном случае можно понимать как количество эффективных стержней управления и защиты, погруженных в активную зону полностью. Если это количество было меньше 15, реактор следовало немедленно глушить.

До сих пор ОЗР на момент аварии достоверно неизвестен. Дело в том, что он считался второстепенным параметром, в связи с чем разработчиками было допущено две ошибки:
1. Оператору текущий ОЗР не был известен. На рабочем месте его индикации не было, оператор при необходимости должен был запрашивать его расчет, после чего узнать ОЗР с запаздыванием в несколько минут.
2. Системы аварийной защиты по уровню ОЗР не было.
Показателен тот факт, что 25 апреля 1986 года  в 07 ч 10 мин вычислительная система показала ОЗР равным 13,2 стержня. При этом, такие показатели никого не взволновали, так как о важности этого параметра для безопасности не знали. Также сразу после аварии нижний уровень ОЗР был поднят до уровня 30 стержней, то есть признаны ядерноопасными те режимы, которые до аварии считались вполне нормальными.
Кстати говоря, работать некоторое время разрешалось и при неработающей вычислительной системе, что отражено в пункте 10.4 регламента.

В процессе расследования причин аварии оказалось, что ОЗР является важнейшим параметром безопасности, хотя ранее это не было известно. Игнорирование важности ОЗР стало важной причиной аварии. При этом, аварийной защиты по уровню ОЗР не было, а персонал не имел представления о его влиянии на безопасность. И не сотрудники станции в этом виноваты.

И, наконец, пятое. Включение всех главных циркуляционных насосов (ГЦН) и превышение расхода воды по ним. "В нарушение инструкций, сотрудники включили все ГЦН, а по некоторым из них допускали превышение расхода воды, что создало условия для саморазгона реактора". На объяснении этих процессов останавливаться не будем, ограничившись отсылкой к ИНСАГ-7 и прилагаемому к нему докладу ГПАН, где все подробно расписано. Остановимся непосредственно на влиянии их на возникновение аварии. Во-первых, включение восьми насосов не было запрещено и вполне могло применяться персоналом. Во-вторых, превышение расхода по ГЦН действительно является ошибкой. Эта ошибка могла вызвать неэффективность насосов или их поломку. Но этого не произошло, как и не произошло никаких отклонений контролируемых параметров активной зоны, связанных с работой ГЦН.

Из всех рассмотреных фактов можно сделать вывод, что, хотя оперативным персоналом допускались некоторые нарушения в работе, не они стали первопричиной катастрофы. Стало быть, сотрудники станции в возникновении аварии не виноваты. Почему же их осудили? А потому, что признание недочетов конструкции стало бы ударом для советской ядерной энергетики, это не дало бы возможности советским инженерам строить атомные станции за рубежом, нанесло бы дополнительный ущерб престижу государства. Пришлось искать стрелочников, и их нашли. Далеко не первый случай, когда справедливость приносится в жертву государственным интересам.

Настоятельно рекомендуемая литература:
1. ИНСАГ-7, доклад МАГАТЭ о причинах аварии.
2. Карпан Н.В. Чернобыль. Месть мирного атома.

Просто рекомендуемая литература:
1. Дятлов А.С. Чернобыль. Как это было.
2. Доаварийный регламент эксплуатации третьего и четвертого энергоблоков
3. Расшифровки магнитофонных записей В.А. Легасова.
4. Щербак Ю.Н. Чернобыль.
Tags: ЧАЭС
Subscribe
promo komariv january 8, 2015 11:49 12
Buy for 100 tokens
Ракетные войска стратегического назначения, образованные 17 декабря 1959 года, стали самым молодым видом вооруженных сил Советского Союза. И самым секретным. Если о других видах и родах войск написано достаточно книг, существуют интернет-источники популярной направленности, то РВСН пока остались в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments