komariv (komariv) wrote,
komariv
komariv

Categories:

Отзыв на книгу Светланы Алексиевич "Чернобыльская молитва"

Периодически возникает необходимость рассказать, что я думаю о книге "Чернобыльская молитва" Светланы Алексиевич. Произведение это состоит из воспоминаний пострадавших в результате Чернобыльской аварии людей. К сожалению, автор не потрудилась хоть сколько-нибудь изучить историю процесса ликвидации последствий аварии, и отсеять из свидетельств  явно ошибочные, а порой и просто нелепые моменты. В итоге, книга "Чернобыльская молитва" вместо сборника воспоминаний превратилась в подборку бреда, излагаемого с серьезным лицом и  трагическим надрывом в голосе.


Общий вывод - книга не просто не рекомендуема к прочтению, а вредна, поскольку содержит не просто неверную информацию, а глупости, что формирует неправильное восприятие трагических последствий Чернобыльской аварии. Ниже приведу несколько наиболее запомнившихся моментов со своими комментариями.

Из "Интервью с автора с самим собой":
Я  долго  писала эту  книгу...  Почти  двадцать  лет...  Встречалась  и разговаривала  с  бывшими работниками станции, учеными, медиками, солдатами, переселенцами, самоселами...
Запомним эти слова. Двадцать лет.

...Первый  раз  сказали, что у нас радиация, так мы думали: это болезнь какая-то, кто заболеет -- сразу помирает. Нет, говорят, что-то такое, что наземле лежит и в землю лезет, а увидеть нельзя. Зверь, может, видит и слышит,а человек  нет. А  это неправда! Я видела...  Этот цезий у меня  на  огороде валялся,  пока дождь его не намочил. Цвет у него такой чернильный... Лежит и переливается  кусочками...  Прибежала  с колхозного  поля и  пошла  на  свой огород...  И  такой  кусочек  синий...  А  через  двести  метров еще один... Величиной  с  платочек, что  у меня  на  голове.  Крикнула я соседке, другим бабам,  мы все оббегали. Все  огороды, поле вокруг... Гектара  два... Может, четыре  больших  кусочка  нашли...  А один  был красного  цвета...  Назавтра посыпал дождь. С самого утра. И к обеду их не стало. Приехала милиция, а уже не   было  чего  показать.  Только  рассказывали...  Кусочки  вот   такие... (Показывает руками.) Как мой платочек. Синие и красные.
Тут все ясно, кроме одного: зачем придумки малограмотного человека в книге приводить? Жалко, милиция приехала, надо бы скорую. По их линии есть учреждение, где и не такие истории всерьез слушают.

А  гребешки у кур  были  черные, а не красные  -- радиация.  И сыр не получался. Месяц жили без  творога и сыра.  Молоко не  кисло, оно в  порошок сворачивалось, белый порошок. Радиация...
Эта  радиация  у  меня  на  огороде   была.  Огород  весь  побелел, беленький-беленький, как чем-то посыпанный. Какими-то кусочками... Я думала, может, что-то из лесу принесло. Ветер насыпал.

Из той же оперы. И это не в контексте выдумок, это все начало книги такое.

Вот пеночка. Из воспоминаний ликвидатора:
Возвратились домой. Все  с себя снял, всю одежду, в  которой там был, и выбросил в мусоропровод. А пилотку подарил маленькому сыну. Очень он просил. Носил, не снимая. Через два года ему поставили диагноз: опухоль мозга...
Дальше допишите сами... Я не хочу дальше говорить...

Итак, человек зачем-то пронес зараженную форму через дозконтроль и понимает, что ее лучше выбросить. (Уже странно) Но сын просит пилотку, как быть? И ему дают пилотку! Все правильно сделали. Впрочем, папа эту пилотку на голове носил, что во многом объясняет его поведение: все, что могло в той голове думать, излучением поражено.

Мое любимое:
"Что запомнилось...Врезалось в память?
Целый  день мотаюсь  по  деревням... С  дозиметристами... И ни одна  из женщин  не  предложит яблоко...  У мужчин  страха меньше, принесут  самогон, сало: "Давай пообедаем". И отказываться неудобно, и  пообедать чистым цезием -- мало радости. Выпьешь. Без закуски.
Белые  грибы хрустели под  колесами машин.  Разве это нормально? В реке плавали толстые и ленивые сомы, раз в пять-семь больше привычного. Разве это нормально? Разве...
В одной деревне все-таки усадили за стол...  жареная баранина... Хозяин подвыпил и признался: "Молодой  барашек. Зарезал, потому что  не мог на него смотреть.  Ну,  и уродина! Есть даже  неохота". Я  --  хлоп стакан самогона. После этих слов... Хозяин смеется: "Мы  тут адаптировались,  как колорадские жуки."
Поднесли дозиметр к дому - зашкаливает..."

Итак, ездит бригада дозиметристов. Они не просто видят последствия облучения, но и знают его реальные уровни. Их приглашают за стол. Что нужно сделать в зараженной местности? Правильно, измерить сначала радиационный фон. Тем более, аппаратура есть. Но как-то забыли на почве предшествовавших угощений самогоном. Конечно, если стаканами пить. Кстати, что делает дозиметрист, если у него прибор зашкаливает? Правильно, переключает прибор на следующий поддиапазон измерения. Но самогон, видимо, не дает этого сделать.
Кроме того, какой бы ни был дозиметр, если он хоть в каком-то поддиапазоне зашкаливает, то фон слишком велик для проживания там людей. А тут речь не о самоселах, а о целых деревнях, причем уже через некоторое время после аварии, ведь упомянутые мутанты-сомы и барашек успели вырасти.
Вывод прост: то ли автор врет, а Алексиевич в силу своей некомпетентности этого не видит, либо она сама это все придумала. В любом случае, зашкаливает тут не дозиметр, а дурь.

В хате  печка  топится, сало жарится. Дозиметр приставишь: не печка,  а маленький реактор.
Вот у Алексиевич если дозиметры, так зашкаливают. Каких-то показаний у них нет на всем протяжении книги. Серьезно.

А я как раз  перед этим  прошел  курсы  по  гражданской  обороне,  нам  выдавали информацию  тридцатилетней давности: пятьдесят рентген -- смертельная  доза.
Ну да. Не знает ни автор, ни рассказчик, что самая легкая степень лучевой болезни развивается при дозе вдвое большей. Расказчик-то ладно, мы уже привыкли, что интервью брались то ли у помешанных, то ли у алкоголиков. Но "книга писалась почти двадцать лет". И за это время не ориентироваться в дозах хотя бы примерно...

Через два месяца мы  уже начали что-то понимать. Давай  спрашивать: "Мы же  не   смертники.   Побыли  два   месяца,  хватит.  Пора  нас   поменять". Генерал-майор Антошкин проводил с нами беседу, откровенничал: "Нам невыгодно вас менять. Мы  вам  дали один  комплект одежды. Второй,  третий. Вы  навыки приобрели.  Менять вас -- дорогое дело, хлопотное". И  упор на то, что мы -- герои.
Во-первых, срок пребывания в Зоне определялся не количеством дней, а накопленной дозой облучения. Получил 25 рентген - езжай домой. Во-вторых, спустя два месяца от своего появления в Зоне рассказчик с Антошкиным говорить не мог, его уже там не было. Ладно рассказчик перепутал Антошкина с Таракановым (я так думаю, что с Таракановым), но Алексиевич могла примерно хронологию представлять?!

В общем, хватит. И так понятно, что книга представляет собой откровенную халтуру и попытку (успешную) сколотить на человеческом горе свой капитал, приобрести популярность. До написания этого поста я предлагал экземпляры "Чернобыльской молитвы" сжигать. Теперь я предлагаю воздвигнуть из них памятник самой Светлане Алексиевич. И пусть ей будет стыдно.
Tags: Наблюдашка, Попса, ЧАЭС, книжное
Subscribe
promo komariv january 8, 2015 11:49 12
Buy for 100 tokens
Ракетные войска стратегического назначения, образованные 17 декабря 1959 года, стали самым молодым видом вооруженных сил Советского Союза. И самым секретным. Если о других видах и родах войск написано достаточно книг, существуют интернет-источники популярной направленности, то РВСН пока остались в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments