April 21st, 2017

На лезвии атомного меча. Продолжение.

Продолжение. Начало по этой ссылке.

- Как вы узнали о Чернобыле?

- Телефон всегда стоит возле постели. Привычка и необходимость. Мне позвонили из медсанчасти. Говорят, на станции пожар, слышны какие-то взрывы. Вдруг связь забивается, слышно плохо. Это было через час после взрыва, то есть в половине третьего ночи. Наверное, я первой в Москве узнала о случившемся. Сразу же позвонила дежурному Третьего Главного управления Минздрава, сказала, что мне нужна хорошая связь с Чернобыльской АЭС, и попросила прислать машину. Вскоре я уже была в управлении. Оттуда связь лучше. Получила сведения о пострадавших. Рвота, краснота на теле, слабость, у одного пациента понос, то есть типичные признаки острой лучевой болезни. Однако меня пытались убедить, что горит пластик и люди отравляются ядовитыми газами. Из новых сообщений узнала, что в медсанчасти число пострадавших увеличивается: уже сто двадцать человек. Я им говорю: "Ясно, что это не химия, а лучевое поражение. Будем принимать всех…" Еду в клинику. Вызываю аварийную бригаду, чтобы отправить ее в Припять. К их возвращению клиника должна быть готова к приему больных. В пять утра бригада была у меня вся в сборе, а ждать пришлось несколько часов! "Наверху" сомневались в необходимости вылета бригады в Припять! Самолет дали только в два часа дня, хотя врачи могли быть в Чернобыле на восемь часов раньше! На месте стало ясно, что мы имеем дело с радиационной аварией. Сначала в Москву отправили самых тяжелых. В клинику больные начали поступать через сутки - на следующее утро. К этому времени больница была уже в основном освобождена. Как и предусматривалось для таких случаев, назначили начальников отделений - наших сотрудников. Клиника полностью перешла на новый режим работы.

Collapse )

_
promo komariv january 8, 2015 11:49 12
Buy for 100 tokens
Ракетные войска стратегического назначения, образованные 17 декабря 1959 года, стали самым молодым видом вооруженных сил Советского Союза. И самым секретным. Если о других видах и родах войск написано достаточно книг, существуют интернет-источники популярной направленности, то РВСН пока остались в…

На лезвии атомного меча

Публикую обещанное интервью из книги Владимира Губарева "Страсти по Чернобылю". Собеседник автора - известный врач-радиолог Ангелина Гуськова (1924-2015), человек, стоявший у истоков советского атомного проекта. Медик, лечивший и вылечивший множество облученных. В интервью много интересной информации об Атомном проекте, о радиационных инцидентах на Маяке, о людях: Курчатове, Славском, Александрове... И, конечно же, об аварии на Чернобыльской АЭС.

Сам материал не является чем-то эксклюзивным, он давно есть в Интернете. Но мне раньше на глаза не попадался. Потому считаю нужным донести его до читателей.
Текст слишком большой, поэтому делю его на две части.


(Источник фото)

- Ваш путь в науке начинался на "Маяке"?

- Да! Я была "приговорена" к поездке туда.

- Что значит "приговорена"?

- Никакого желания ехать в Челябинск у меня не было, не хотелось менять сложившуюся судьбу. Я работала в Свердловске, в клинике нервных болезней, и уже готовила диссертацию. В это время приехали "вербовщики". Мы, трое молодых врачей, закончивших ординатуру, заполнили анкеты, и нас распределили в "закрытые города": двое уехали в Свердловск-44, а я - в Челябинск-40, нынешний Озерск, где на предприятии "Маяк" развернулось производство плутония и урана - радиоактивных материалов для атомного оружия. Я сопротивлялась как могла и в конце концов дала согласие ехать только на Урал - раз уж надо заниматься "атомными делами".

Collapse )

_